Это не игла и не бутылка.

АНО "Наставнический центр Александра Гезалова"

Это не игла и не бутылка.

22.07.2020 Проекты центра 0

Там не наркотики и разбавленный спирт. В этой детской бутылочке заменитель материнского молока для взрослых. Это низкомолекулярный питательный заряд из знаний, заботы, внимания и доброты, принятия и терпения, а также волшебных пенделей и позитивного подкрепления каждой маленькой победы.

Объясню на примере. Недавно в Наставнический центр обратился выпускник детдома, Саша П., 20 лет.

«Манекен 20 лет ищу приемную семью я не помню своего детства и мне плохо когда я один хочу помогать в делах по дому». Так он написал о себе. К вечеру пошли тягучие сообщения: «мне так на душе плохо»

Начали копать, в приёмной семье он уже был немного, есть условная судимость, сестра старшая есть и помогает, но.. никто не хочет больше 20-летнего парня содержать.

С одной стороны, это действительно инфантильность из-за непрожитого детства, и желание найти всемогущую мать, которая только давала бы и давала, и ничего не требовала взамен; с другой, мамы и папы давно нет, никто их не заменил, травма потери, попадание в детдом, а после этого буквально провал в памяти, помнит только пересылки и разные интернаты. Теперь он, как жмых, выброшен на землю и посажен на жесткую реальность — надо самому есть, пить, одеваться, платить за квартиру и ещё учиться. Как?

После разрушительного влияния детдома, когда нескончаемый ручей из посторонних взрослых все время тек и носил еду, одежду, подарки, волонтёры ему делали козу, с ним делали селфи и исчезали, вынося за собой, вымывая буквально из ребенка все важнейшие жизненные основы и ценности — доверие, уважение, привязанность. Как после этого научиться жить?

Он выброшен, как рыбка из аквариума, и пытается сейчас замонотониться под современный ландшафт. Снимать тикток, делать томный взгляд, закусывать губу. Его голова набита мусором из рекламы. Планы на день: «Вот хочу найти шлепки через палец и майку с Егором Кридом». Но заработать он на это не может, потому что в детдоме работать было запрещено. Единственным делом считалась болезнь. Их там все время их отчего-то лечат и проверяют (ведь тела должны быть подотчётны). На самом деле, очевидно, что он вполне себе неплохо себя чувствует, спит до полудня, демонстрирует в тиктоке свои кубики на животе, много курит и принимает «немного лимонаду», но предложения о работе это нельзя: «Мне нельзя работать у меня аритмия сердца, варикоз».

99% взрослых отвернутся и скажут — сам виноват.А 99% выпускников живут так. Живут недолго и страшно. А по вечерам им становится так плохо и одиноко, что некоторые заканчивают.

Саша просит о помощи. Он ставит красным в соцсетях знак 🆘 И не знает, что этот знак бедствия расшифровывается save our solves. Спасите наши души. Души, Саша, а не тела.

И вот с этим к 10 утра к тебе едет Lyosha Kyketaсо своей «бутылочкой волшебной смеси».

Но об этом в следующей серии, как мы тащили репку — выпускника Сашу П.

А это наш новый логотип.

Так полетим 🚀🚀🚀

Помогайте помогать!

Координатор проекта «Сироты говорят» Ольга Синяева.

88007001684

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.