Директор отвечает на вопросы

АНО "Наставнический центр Александра Гезалова"

Директор отвечает на вопросы

11.12.2023 Интервью 0

По случаю своего юбилея руководитель Наставнического центра Александр Гезалов ответил на наши вопросы о своей общественной работе и поделился некоторыми секретами о своих дальнейших планах. Надеемся, что наше интервью станет для кого-то импульсом умной помощи другим людям.

— Александр, почему вы начали помогать другим, считаете ли вы это своим призванием?

— Вряд ли это можно назвать призванием, ведь меня никто никуда не призывал. Скорей всего, это попытка поиска своего пути с имеющимся опытом и возможностью принести изменения в группе тех людей, которым ты сам когда-то был. Хотелось поделиться опытом и навыками выживания в среде, которые у меня уже были. Я сам выпускник детского дома и меня тянуло обратно в ту среду, откуда я сам когда-то хотел вырваться, чтобы помочь другим. Вырваться из среды не получилось, я до сих пор часть этой среды.

— Как вдохновить других людей помогать? Получалось ли у вас? Что вдохновляет лично вас?

— Нет задачи кого-то вдохновлять. Есть задача хорошо и качественно делать свою работу. Общественная деятельность — это работа. Здесь всё как на работе: ранний подъем, постановка целей и задач, реализация, поиск новых смыслов и т.д. А вдохновлять… Ну если кто-то определится и захочет заниматься этой деятельностью эффективно и умно, ему будет достаточно просто посмотреть на тех, кто этот путь уже проходил и добился каких-то результатов. Я скорее выступаю в роли методиста и лоббиста интересов социальных групп. На самом деле это сложный путь и немногие по нему до конца проходят. Иногда останавливаешься и думаешь, что делать дальше? Понимаешь, что уже многое сделано, и просто прибавляешь ходу. Нет никакого желания кому-то кого-то учить, пока человек сам не начнёт постигать это и совершать ошибки. Вдохновение появляется, когда есть первые результаты, ведь вдохновение — это движение вперёд. Наверное, таким образом я охарактеризую свою деятельность. Если после меня кому-то будет легко идти вперёд — это и есть вдохновение.

— В чем вы видите свою основную миссию?

— Основная миссия — это достойно прожить жизнь без попытки превратить её в клоунаду. Понимать, замерять то, что удалось сделать, какие есть результаты к определённому возрасту. Основное мерило — это те изменения, ради которых ты начал всю эту заварушку: в жизни бездомных, осуждённых, сирот, да и в целом улучшение социального климата в пространствах с которыми ты соприкасаешься. Самое важное — это действовать локально, а из локального всё перерастает в масштабное. Ведь кто-то может взять твою идею, повторить в своём регионе или сделать лучше. Поэтому надо двигаться и просто жить.

— Расскажите о самом запоминающемся моменте вашей общественной деятельности.

— Уже много всего было разного. На днях мне написала девушка ВКонтакте, что она была девочкой в детском доме и запомнила меня весёлым добродушным человеком. Ведь я уже себя не помню, каким я был лет 20 назад. А вот девочка запомнила. Я посмотрел её станицу, а она оказывается стилистом стала. Я ей отправил ссылку на проект наших поездок в колонии: у нас там ездят и стилисты, и бровисты, и парикмахеры. Обратная связь от людей спустя годы — это самое ценное. Или недавно написала женщина, что она благодаря книге «Солёное детство» взяла из детского дома двух детей. Таких примеров достаточно много, когда под влиянием книги спасали двух, трех, а иногда и четырёх детей из детского дома. Спасение детей из детского дома — мой основной мотив жизни. Причём я говорю без прикрас, что брать детей из детского дома трудно, иногда больно, но главное, что можно сделать для всей системы детских домов — вытащить оттуда хотя бы одного. И кто-то другой тоже хотя бы одного спасёт, и все спасутся.

— Бывало ли у вас, что на глаза наворачивались слезы от историй людей, которым вы помогали, или вы научились не появлять эмпатию и сдерживать чувства? Бывает, что эмоции накрывают?

— На самом деле есть достаточно простая защитная реакция — улыбка. Когда встречаешь человека, которому когда-то помог и которого когда-то спас и поддержал. Ведь не всегда нужно мерить это чем-то материальным: квартиру кому-то отремонтировать, кому-то на что-то деньги собрать… Иногда улыбаешься какой-то истории, в которой люди уже не появляются и не появятся, скорей всего. Улыбаешься самому моменту, что мы со своей командой смогли что-то сделать и исправить. Такая внутренняя улыбка не самодовольства, а радости и счастья, что что-то удалось. Бывает, что кто-то подходит и благодарит. Так, одна знакомая слепая девочка поступила учиться в училище на массажиста. Потом я её встретил в Донском монастыре спустя многие годы. Слушал, как она там пела. До этого я её пристроил в хор Екатерининского храма в Петрозаводске. Это стало её основным жизненным мотивом. Массажистом она не стала, а певицей с замечательным голосом стала. Когда я увидел её в Донском, мы обнялись, поговорили, я увидел её улыбку, и я тоже улыбался. Мне кажется, это самое главное — улыбаться. Даже проблеме.

— Какие направления социальной помощи кажутся вам сейчас наиболее интересными и востребованными? Чем планируете заниматься в ближайшие годы и почему?

— У человека, занимающегося социальной деятельностью присутствует определённая изношенность. Самое сложное — это люди. Их судьбы и проблемы. Так Господь меня поставил: буду по мере сил продолжать делать то, что делал и делаю. Опыт, знания и компетенции всё равно никуда не уходят. Может, уже не в таком объёме, как раньше. Может быть, я смогу помогать советами и поддержкой. Методическими материалами. Продолжать. Остановиться и уйти на пенсию, ничего не делая, это не комильфо. Надо продолжать заниматься той темой, в которой ты себя проявил и что-то получилось. Могу сказать, что у меня практически всё получилось, что я хотел сделать по ряду причин. Первая причина — определённая настойчивость и включенность в процессы. Начал заниматься столовой для бездомных — она до сих пор работает. Это безостановочный процесс. Мы посмотрим, как дальше будет. Пути Господи неисповедимы. Но на сегодняшний день я смотрю с определённым оптимизмом: мы работаем командой и у нас много чего получается, несмотря на то, что мы не ищем гранты, а ориентируемся на простых людей, которым в принципе и помогаем.

— Как вы восстанавливаете ресурс после поездок в колонии? Бывает так, что хочется всё бросить?

— Нет, конечно, бросить не хочется. Часто люди выгорают, потому что не видят результатов или ошибаются дверью. Я дверью не ошибся. После поездок в колонии я практически сутки сплю, потому что люди забирают много энергии, и я эту энергию туда везу. Я это понимаю, что это для них, а для меня потом сон. Такой обмен. Восстановление происходит через отдых и размышления над тем, что ты делал. Такие философские беседы с самим собой под классическую музыку: «А что будет, если вот так попробовать?..». Потом опять едешь и спишь, вернувшись. Силы возвращаются, когда ты осмыслил сделанное и понял, что это получилось. Даже если не получилось, снова думаешь над этим и не бросаешь.

— Какой завет вы оставили бы следующим поколениям, желающим помогать детям в детских домах?

Мне бы хотелось, чтобы детских домов не было. Их уже нет во многих странах. Дети это люди, которые нуждаются в правильном и человечком отношении. Если мы хотим помогать какому-то ребёнку из детского дома, это всё равно, что помогать себе. Если мы хотим себе помогать состояться в жизни, мы не будем делать детям хуже, чем мы хотели бы для себя. Надо смотреть, как бы вы своим детям сделали, и так же сделать детям из детского дома. Потому что если вы своим детям не желаете плохого, вы и детям из детского дома плохого желать не будете. Надо фокусироваться, нести ответственность, нельзя помогать механически. Ведь ваши действия приведут потом к последствиям.

— Хотите ли вы описать свой опыт общественной деятельности в книге или снять фильм? Если такое планируется, поделитесь с нами.

На самом деле сейчас ведётся работа по съёмкам фильма, пока не буду ничего говорить. Это всё в работе. Были переговоры и раньше, но они откладывались. Хороший сценарист прониклась моей историей. Возможно уже пишется сценарий, мы с ней недавно встречались. Хотелось бы, чтобы туда вошла часть моей жизни после детского дома. Это важнее. Надеюсь, удастся это сделать.

— Какие основные ошибки совершают люди в России, желающие помогать другим? Чему нужно научить граждан нашей страны для оказания разумной помощи людям в беде? Почему не всегда эффективно решаются социальные проблемы?

Однажды приехали ребята, которые где-то в Африке организовывали обучение для детей и боролись с безграмотностью: открывали школы. Потом, когда они приехали в Россию, стали дарить подарки сиротам в детских домах и организовывать там мероприятия. Я спросил, почему они не хотят организовать образовательные циклы, как они делали в другой стране, а они ответили, что там другая культура и на образовательные циклы можно было собрать деньги, а в России нет и проще собрать на подарки. После этого я перестал с ними общаться. Я считаю это предательством детей. Если что-то делать, то это что-то должно стать преодолением конкретной проблемы, например, безграмотности. Делать то, что делают все вокруг, потому что на это проще собрать деньги, неправильно. Надо делать так, чтобы не было стыдно за то, что ты делаешь.

Вопросы задавала Татьяна Тимонина

Подпишитесь на рассылку новостей!

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.